Россия «сепаратистская» (позор никчемному региональному сепаратизму!)


Региональный сепаратизм развивается (должен или может развиваться) в интересах подъема производства в регионах, которым интересы федеральных водочных компаний и новой государственной производственной водочной стратегии — до лампочки.

Региональные администрации решают (должны или могут решать) свои проблемы и свои вопросы. Вводят разного рода преграды и препоны для чужой легальной водки. Догадаться вытеснить собственной нелегальной водкой чужую нелегальную они не могут; точнее – им кто-то запрещает это сделать. Узнать бы – кто именно и на каком уровне- может запретить, например, губернатору производить местную нелегальную водку по цене, которая бы обеспечивала малоимущих региона доступностью к качественной заводской местной продукции – по 40 руб. в рознице (не дороже). Есть, например, официально- нелегальная местная водка по 40 руб., а после нее только водка от 90 руб. в розницу. А в промежутке между ними водки нет вообще.

Поясним, что это не мнение алкогольного рынка и бизнеса, это личное мнение Центра «ЦИФРРА». Не более того. Пусть бизнес думает на этот счет что хочет. Мы же прекрасно осознаем, что источник нелегальной водки и алкокоррупции на почве нелегального рынка – социальное расслоение, потребительская диспропорция и осознанное несоблюдения интересов десятков миллионов малоимущих потребителей алкоголя. И пусть государство как хочет, так и выходит из этого тупика. Наша задача – сфокусировать проблему от общих фраз о 10-летней борьбе с нелегальным рынком до конкретных причин. Мы хотели бы еще раз напомнить: в 2001-2002 г. минимальная цена бутылки водки была около 32 рублей (розничная цена). Объем легальной водки не превышал (а с 2000 г. примерно объем импорта водки и ЛВИ был равен экспорту, поэтому вполне можно пользоваться только показателями производства) в среднем 131 – 135 млн дал. Сегодня такой объем может только сниться. Мы считали и считаем, что рынок водки в целом (легальной и нелегальной) с 2000 по 2007 г. не превышал 195 – 200 млн дал в год (какие бы сказки на этот счет не рассказывал Росстат и разные исследовательские компании). Все остальное в этот период до 250- 260 млн дал в год дополнялось суррогатами (техническими, спиртом, аптечными, домашними и т.д.). Таблица 1.

Заработок всей коррумпированной товаропроводящей цепочки с бутылки нелегальной водки был в 2001 г. не более 5-7 руб. при курсе дол в 28- 30 руб. Мало. Но это устраивало ровно до тех пор пока коррупционеры с других рынков (прежде всего сырьевых после роста цен на нефть и газ) не увеличили резко свои доходы за год- два. Коррупционерам от алкоголя стало стыдно, это все равно, что мелочь по карманам тырить на фоне доходов от сырья. Что сделали те, кто рулил алкогольным рынком и акцизной политикой? Поскольку число нормальных потребителей водки к 2002 г. после дефолта восстановилось и стабилизировалось, то на этих потребителей и на этот объем водки, который могут выпить нормальные потребители, начинает расти оброк-акциз. Этим людям деваться некуда, опускаться не хочется; они идут за ценой водки вверх. Поэтому объем легальной водки практически не растет, а сбор акцизов растет за счет этой группы населения при ежегодном повышении ставки.

И вот тут с 2001- 2002 г. государство начинает усиливать социально- водочное расслоение населения (те, кто занимался тогда регулированием алкогольного бизнеса и акцизной политикой). Если в 2007- 2008 г.г. (да и сегодня) нормальная нелегальная заводская водка продается в рознице примерно по 65 руб., то заработок всей ее товаропроводящей цепочки (включая систему коррупции госчиновников) на всех вырос до (65розн. цена – 18произв. затраты)= 47 руб. (взятки, дополнительная прибыль производителя, дистрибьютора и розницы). И это всего за 5 лет. С 5-7 руб. до 47 руб. с бутылки. Пусть не вся водка по 65 руб. продается, есть по 45 руб. Но все равно – рост с 5-7 до 27 руб. впечатляет. И все эти годы все это делалось под флагом борьбы с нелегальным рынком и коррупцией. Счастливой борьбы аналогичными методами и дальше. Мы считаем, что это делалось вполне сознательно. Достаточно было пары лет, чтобы увидеть последствия своих действий даже непрофессионалу. А профессиональных управленцев государством в России и нет сегодня.

Но, собственно, писать этот материал мы начали по другой причине. Нам вдруг стало интересно. Весь рынок, его союзы, мы сами и пресса столько говорили о региональном сепаратизме администраций, но никто так и не удосужился разобраться и сравнить – а чего собственно добились –то регионы, которых в этих грехах обвиняли. Не в плане борьбы с какой-то продукцией (снизилась, выросла чужая продукция- это вторично). Цель-то ведь – рост своего производства в борьбе с легальной и нелегальной водкой.

Вот давайте и посмотрим. Чего им удалось добиться. Как говорил Тарас Бульба: «Что, сынок, принесли тебе счастье чертовы ляхи?». Вот и посмотрим, а пришло к ним счастье.

Итак, в марте 2009 г. был проведен Круглый стол в ТПП РФ по проблематике регионального сепаратизма. Клеймили «экономическим позором» следующие регионы, которые по данным компании «Русский алкоголь» в какой-то степени в 2007- 2008 г.г. мешали федеральным компаниям. «Где добровольная сертификация в том или ином виде: Курская область, Тверская область, Белгородская область, Красноярский край, Татарстан, Удмуртия, Башкортостан, Новосибирская область, Ростовская, Хабаровский край, Брянская область, Ульяновская, Чувашия, Кемеровская, Оренбургская, Смоленская, Пензенская, Мордовия. Квотирование в следующих регионах: Нижегородская область, Астраханская, Рязанская, Пензенская, Ульяновская, Татарстан, Башкортостан, Мордовия».

В нижеследующей Таблице 2 мы выделим жирным шрифтом эти регионы. Целый ряд регионов явно дискредитирует саму идею регионального сепаратизма. Что же это за лоббизм своего производства, при котором твое производство падает. Даже если взять за отправную точку общее падение производства легальной водки и ЛВИ в России в 1 полугодии на 17,6%. Мы считаем, что если регион принимает какие-то меры по защите рынка, то они, по крайней мере, не должны были вывести производство в 2009 г. в минус. Что же это за убогий сепаратизм, который хотя бы не увеличил в 2009 г. производство местной водки в регионе на 17%? Это профанация сепаратизма; в России – профанация капитализма, а в регионах – профанация сепаратизма. Так мы не построим!

Более того, Центру «ЦИФРРА» стыдно за себя, свои прогнозы и сепаратистов: мы еще год назад рисовали схемы, по которым региональный сепаратизм должен был неминуемо развиваться в регионах в конце 2008 и в 2009 году. Он не мог не развиваться. И вроде бы даже развивается. Но результаты- то производства говорят сами за себя.

Пройдемся по регионам.

ЦФО: много субъектов Федерации, но виновными федеральный бизнес признал всего 6 из 18 субъектов (33% регионов). Степень сепаратизма мы оценивать будем только по одному параметру, а не по принимаемым мерам. Белгородская область в 2008 чего –то добилась: прирост объема производства (+2%) при общероссийском спаде в (-7,6%). Но в 2009 сникла- спад учтенного производства (-20%) ниже спада в государстве (-17,6%). Позор такому сепаратизму. Не умеешь «сепаратизмствовать»- не берись. Огоричал нас область. Брянская область: в 2008 г. спад производства на 45%, а в 2009 – на 73,5%. Без комментариев. Курская область провалила 2008 год (-46%), но полностью реабилитировала себя в наших глазах в 2009 г. и добилась серьезных результатов (при спаде в России на 17,6% там производство выросло на 18%). Не подкачали. Рязанская область: позор. 2008 год прошел для них со спадом в 36%, а в 2009 г. спад на уровне 31%. Не лучше ситуация и в Смоленской области (спад на 18% в 2008 г. и на 38% в 2009 г.). Тверская область на грани фола: (-6%) в 2008 г. – то есть, задача не была решена, а в 2009 спад производства на 15% (чуть меньше российского).

В целом округ тяготеет к позорному сепаратизму, который не улучшает обстановку на рынке. В 2009 г. справилась с задачей по росту местного производства только Курская область и вышла в ноль Тверская.

Хорошо выглядят некоторые несепаратисты: Тульская область, Москва, Ярославль (благодаря украинцам). Московская область вышла почти в ноль (-15,6%).

СЗФО: крайне отсталый округ. В сепаратизме федералами не уличен ни один регион. При этом Архангельская и Вологодская области сумели в 2009 г. нарастить объемы производства, а Калининградская закончить 8 месяцев со спадом всего в 3% (с ней все ясно- далеко слишком от «Большой земли»).

В ЮФО в плане развития сепаратизма не подкачали славянские регионы. Краснодарский Край: в 2008 г. (+3%), а в 2009 – (-55%). Уж какие задачи ставил грозный губернатор – довести местную водку до 80%- а результат плачевен: по итогам 2009 г. – просто крах. И не в последнюю очередь из-за спада поставок в другие регионы РФ. Астраханская область: серенько как-то. В 2008 г. спад производства на 14%; а в 2009 – на 33%. Ростовская занимает между ними промежуточное положение: в 2008 спад всего на 2% (в целом – задача выполнена), а в 2009 спад на 10% (относительно российского спада на 17,6% и краснодарского на 55% — все в шоколаде).

Рассадником свободомыслия, местничества и сепаратизма почему-то является в России ПФО (8 из 14 регионов или 57% регионов). Чем уж так близость матери России – реки Волги влияет на регионы. Но- факт. Башкирия, Удмуртия и Татарстан четко выполняют свои задачи: они не дали рынкам производства собственной водки рухнуть в 2009 г. Минимальный спад в этой группе регионов в 2009 г. у Татарии (-0,7%). Максимальный спад у Башкирии (-5%). Выделяется Оренбургская область приростом в 2009 г. в 3,6 раза. Но это местные проблемы прошлого года.

Не удержалась Нижегородская область (+10,5% в 2008 г. и -24% в 2009). Тут все просто: докризисный режим местного сепаратизма позволил местным производителям укрепиться на своем рынке и выйти на другие рынки. Кризис другие рынки обрезал. Сидят по большей части на своем. Не удержалась и Пензенская область. В 2008 г. (+3%), а в 2009 г. уже (-23,5%). Да еще и после передачи «ВТБ» росспиртпромовского актива «Пензаспиртпром» он был обанкрочен недавно.

УФО столь же отстал, что и СЗФО. Ни одного. А в лучшую сторону из несепаратистов выделяется Курганская область (в 2009 г. +5%). Видимо, благодаря местному выдумщику- затейнику концерну «Реалко».

СФО- край не менее суровых, чем на Урале мужчин. Сепаратизм средненький- всего 3 региона. Красноярский Край (один из очень уважаемых нами за работу Администрации и лично г. Анохина по возрождению местного производства) держится на уровне (спад всего 6% и по 2008 и по 2009 г.г.). Кемеровская область: результаты приличные: привес в 2008 г. 38%, а по 2009 г. (+12%). Есть результат. Лучше всех выглядит Новосибирская область. После целенаправленного, комплексного и результативного угробления «ВИНАПА» и еще ряда производителей открытие третьего завода «Русского алкоголя» в области принесло «свет и надежду» в населенные пункты области: (+80% в 2008 и в 6,7 раза больше в 2009 г.). А чего там: было угроблено государственное производство, а Фениксом стало частное. А люди на всех уровнях рулят все те же. И госмонополию очень хотят водрузить на рынок.

ДФО: вообще край непуганых производителей. Здесь давно все угроблено, но кое-где кое-что еще шевелится. И даже есть местный один сепаратист- Хабаровский Край. В 2008 г. он выглядел неплохо (+0,5%), а в 2009 г. колеблется вместе с линией государства – выдал спад на 24%.

Получилась какая –то грустная картина. Мы не знали результата, когда садились за материал и искали данные. Просто появилась мысль – посмотреть- а как все ЭТО, о чем мы все так много говорим на словах, реализуется на практике.

Мы, конечно, слегка утрируем. Целый ряд региональных заводов рассылал и рассылает свою продукцию по соседним и дальним регионам. И спад спроса там снизил объемы производства в этих регионах. Просто надо думать лучше и чаще. Любую модель на региональном уровне можно при желании сделать эффективной.

Результат нынешнего сепаратизма по большей части – отрицательный. Поскольку теснят местную водку сверху федералы (с ними бороться научились), ну а снизу – беднеющее население и необходимая им в необходимом объеме водка по цене, которую определяет их уровень доходов для приобретения необходимого объема и с необходимой регулярностью. В общем – замкнутый круг.

А выводы пусть каждый делает сам — какие хочет, какие ему больше нравятся. Мы только кое-что сравним. Таблица 2.

В таблице 2 присутствуют 84 региона России (из почти 90), для кого-то может стать открытием, что легальную водку у нас производят далеко не везде, а всего лишь в 68 крупных и средних субъектах Федерации. При этом в сепаратизме обвинены были 21 регион, значит – 47 чисты перед федералами как стеклышко. Из 21 сепрегиона: в минусе – 11 регионов (52,5% группы)- то есть, их объемы упали ниже среднероссийского падения в 17,6%. В ноль вышли 2 региона – 9,5% (их падение сопоставимо с российским). В «плюсе» — 8 регионов (38% от группы и их падение либо меньше среднероссийского, либо есть реальный прирост объема). Вторая группа – 47 добропорядочных регионов с точки зрения федералов. Из них: 25 регионов (53% группы) – в минусе. 4 региона в ноле- (9%). 18 регионов в плюсе (38%).

Что и для нас стало неким откровением- структурной разницы между группами никакой: процентные соотношения подгрупп в рамках групп регионов одинаковые. Можно разбивать и дальше эти условия (точные объемы падения, роста и т.д.).

Вот и пусть субъекты Федерации перед лоббированием получения нового полномочий от федеральной власти сами посмотрят и поизучают опыт тех регионов, которые нарастили производство и в условиях некоего сепаратизма, и в условиях его отсутствия. Это уже не наша задача. А колбасит кризис регионы, невзирая на системы защиты. Важнейший фактор – не защита рынка, а уровень жизни населения и уровень его падения.

15 октября должна в Воронеже состояться межрегиональная конференция операторов региональных алкогольных рынков, 19-20 октября в Питере первый Всероссийский форум. Как-то эти вопросы должны и там прозвучать. Обязательно возникнут вопросы о том, как выживать местным производителям в «бутерброде» между нелегальной водкой и легальной федерально- частной и будущей федерально- государственно- частной от «РСП» в условиях сузившегося легального рынка, снижения уровня доходов и роста безработицы в 2010 г.

А пока – впереди Большой Алкогольный Праздник- «Продэкспо- 2010». Посмотрим, сколько там будет региональных производителей. Если региональный сепаратизм действительно усиливается, то регионалам было бы логичнее сидеть на своих рынках и не тратить деньги впустую на выставки. По информации от дирекции все места уже заняты. Значит, федеральные амбиции разных компаний все-таки растут. Безусловно, в России есть компании, которые хотят:

  • продемонстрировать новые бренды (мы и вся пресса о них не раз писала); за 2009 год их появилось немало;
  • доказать рынку и себе, что твоя компания жива, здорова и кризис ей практически нипочем (наверняка, двух и трехэтажных стендов будет как на «Продэкспо- 2008»);
  • показать желание компании занять долю рынка ослабленных конкурентов; застолбить для себя их место на рынке своим мощным присутствием на выставке;
  • грандиозно представить госпрограмму по производству водки (мы это только предполагаем; не исключено, что в Госалкоголе введен режим разумной экономии в условиях максимума административной поддержки);
  • показать растущие объемы производства брендов- клонов и нелегальной водки (вполне демонстративно, как это делалось на последних выставках). Ведь объем нелегальной водки только в 2009 г. вырастет на 250 млн л.
  • показать государству помпезностью своего участия (как это, например, делал тот же «Ост-Алко» на заемные деньги на прошлой выставке), что в алкоголе денег навалом (просто под ногами лежат). А, значит, государству стоит развить тему ГМП на алкоголь после спирта.

Мы, собственно, ради последнего пункта и заговорили о нашей крупнейшей алкогольной выставке, превратившейся в вставку тщеславия. До кризиса это было оправдано. Что мы сегодня получили в законодательных инициативах? Государство повышает акцизы на слабый и низкий алкоголь, а крепкий, вроде бы оставляет на пару лет в покое. Повышая акциз, государство собирает деньги не с бизнеса, а с потребителя. Это до государства, наконец, дошло. Дошло и то, что даже нынешняя ставка акциза на водку тупиковая. Еще раз цифры: в 2007 г. рынок легально- учтенной водки и ЛВИ- 130 млн дал; в 2008 – 120 млн дал; в 2009 будет около 105 млн дал. Полный тупик несоответствия акцизной и социально- экономической политики. При сохранении ставки акциза и введении минимальной цены на уровне 90 рублей, а также максимальном усилении контроля рынок легальный все равно в 2010 г. упадет (хотя бы по той простой причине, что часть легально- учтенной водки – это водка с частично уплаченным акцизом). В такой ситуации государство и принимает «соломоново решение», озвученное в законопроекте о ГМП на спирт г. Миронова. Законопроект в совокупности с предложениями Правительства о сохранении ставки акциза на крепкий алкоголь для нас звучит так: государство решило не беднеющего потребителя пощипать ростом ставки акциза, а бизнес при сохранении ставки, получив с него для начала контрольные пакеты акций компаний спиртовой отрасли.

Но ведь как красиво получается. И потребителю –то в этой ситуации (при сохранении уровня цен) абсолютно все равно- чью водку пить )частную или государственную). А бизнес мощным проведением выставки докажет государству, что оно на верном пути- «тут деньги есть!».

Это все наши обычные размышлизмы и домыслы. Может, у государства все это случайно получилось (точнее, может получиться). Мы никого не отговариваем от выставки, а лишь призываем к разумной и достаточной скромности. Тем более, что деловой алкогольной программы там не предвидится. А так очень все удачно: выставка в феврале, сходят туда депутаты, посмотрят на праздник жизни… А ведь к 1 марту надо Президенту предложения по перспективе программы госмонополии подать. А в Думе и Совете Федерации и сегодня большинство за введение госмонополии. Если бы пиво успели за это время приравнять к алкоголю, то нам было бы легче. Поскольку пришлось бы пиву консолидироваться с алкоголем, или наоборот, что было бы лучше для алкоголя. А совместными усилиями было бы легче бороться с идеей ГМП, поскольку это бизнес – иностранный.

Если планы в отношении ГМП на алкоголь (в перспективе) действительно серьезны, то пиво алкоголем не признают – нам без иностранных инвестиций не прожить в кризис, а кто ж сюда пойдет с деньгами в условиях угрозы западным компаниям.

А если все же приравняют, то ГМП вводить на пиво не будут. Значит, и у нас есть шанс побороться с ГМП.

А государство уже половину федеральной собственности готово продать. Регулировать без ответственности за результаты легче.

Зарубеж

Что спасет Англию от алкоголизации?

Там предлагают изменить взгляд на алкоголь путем введения минимальной цены за «алкогольную единицу» в спиртных напитках, независимо от вида. Это поможет спасти тысячи жизней, считают британские ученые. Якобы, введение минимальной цены за «алкогольную единицу» в спиртных напитках позволит ежегодно спасать до 1 тысячи жизней. Данная инициатива, высказанная Шотландской национальной партией /ШНП/, получила научное обоснование.

Алкогольная единица — это количественная мера, отражающая соотношение содержания чистого алкоголя /этанола/ на единицу объема алкогольного напитка. В Соединенном Королевстве одна единица алкоголя содержит 8 граммов спирта. По данным исследователей из Шеффилдского университета, минимальная цена в 40 пенсов позволит в первый же год сохранить жизнь около 70 людей. Очередной бред, конечно. Но даже в этом случае, если данная инициатива будет одобрена, то бутылка вина будет стоить 3,60 фунтов (5,77 долл или 173 руб.). Наиболее ощутимым будет изменение цен на крепкие спиртные напитки — к примеру, 700 мл водки будет стоить около 10,50 фунтов (16, 84 долл – 505 руб.; а 0,5 условных л – 360 руб). И опять относительно минимальных и средних зарплат в России и Англии (даже в этом случае) у нас алкоголь даже сегодня относительно дороже будущих английских цен, которые могут спасти старушку Англию от алкоголизации.

Кстати, именно в Англии на днях обнаружили завод по производству нелегальной водки, и никого это там не удивило.

Финляндия- каким должен быть экономический кризис

Цены на продукты питания в Финляндии на прошлой неделе снизились после вступления в силу решения правительства о сокращении НДС на продукты питания с 17% до 12%. Продукты стали дешевле в среднем на 4,3%. Одновременно с этим в связи с повышением акциза на 10% алкоголь подорожал на 4,5%. Например, пиво подорожало на 3,5%. Поскольку продукты сравнивать с российскими лучше не стоит ни по цене, ни по составу, ни по качеству, то мы из вредности вновь сравним цены на пиво. Сейчас в Финляндии действуют три крупных производителя пива. В конкурентной борьбе пивоваренные компании Hartwall и Sinebrychoff продались иностранным концернам, исконно финской остается Olvi.

Крепкие сорта пива продаются только в алкогольных магазинах монополии Алко. Пиво крепостью до 4,7% алкоголя (троечка) продается в супермаркетах и обычных продовольственных магазинах. Продажа пива в Финляндии несовершеннолетним запрещена, при подозрении на нежный возраст кассиры просят показать документы. Запрещена любая реклама пива, но это ни как не сказывается на любви финнов к пиву. Самые покупаемые в Финляндии марки пива Urho (названо в честь президента Урхо Кекконена), Legenda, Karhu (Медведь), Lapin Kulta (золото Лапландии), Karjala (Карелия), Koff, Olvi, Sandels.

А теперь о цене. Сначала – цитата: «Пиво в Финляндии дорогое, например упаковка Olvi из 12 бутылочек по 0.33 литра стоит в обычном магазине примерно 10-12 ЕВРО – это для Финляндии дешево, умножаем на курс 45 руб. получаем 450-540 рублей за почти 4 литра. Возьмем наше пиво бутылка 0.5 литра стоит 25-30 рублей. Делаем подсчет и получаем, что 4 литра стоит 200-240 рублей. Так что пиво у нас в 2,25 раза дешевле и по качеству не уступает».

Посчитаем и мы с учетом логически- математических и экономических связей. Можно, конечно, взять и рассчитать стоимость бутылочки относительно зарплат. Но лучше возьмем минимальную российскую официальную зарплату в 5 000 руб. (или пособие по безработице) и минимальную зарплату не менее 1 тыс. евро в Финляндии (45 000 руб.; разница в 9 раз, что перекрывает страшно дорогое финское пиво по российской цене в 3 раза). Возьмем среднюю зарплату России в 18 900 руб.(а реально не больше 12 000) и их не менее 2 тыс евро в месяц – 90 000 тыс. руб. И опять разница в 4,7 раза. И опять у нас пиво дороже в 2 раза даже относительно средних заплат. А продукты у них при этом дешевеют. И уровень социальной защиты, и медицина, и прочее в Финляндии… А пиво при этом все-таки дешевое.

Оставьте комментарий


Подвиги винного рынка… (в сокращенном варианте)

Лобби может усилиться… (в сокращенном варианте)

Регионы против нелегальной водки? (в сокращенном варианте)

Запад, не бойся инвестиций в российское вино…

О кипрской экономике в России, новом лоббизме и т. д.